четверг, 23 апреля 2015 г.

Израиль. Маленькие рассказы маленькой страны


Есть у меня очень хорошие друзья, которые присылают мне на почту интереснейшие вещи! Вот и на днях побаловали меня чудесными рассказами о нашей стране. Думаю, что это будет очень уместно в заканчивающийся праздник.

Рассказ о том, как начальник маленькой сибирской железнодорожной станции, сам того не предполагая, стал автором крылатой фразы, которую так и тянет произносить в родном Израиле по многу раз в день. А случилось это в начале августа 1941 года, когда на его станции остановился какой-то бесхозный поезд, и из этого поезда вывалили сотни чего-то кричащих, просящих, требующих людей. Они делали это все одновременно и сразу на нескольких языках. Он спросил их, кто они, и из ответных криков понял, что это беженцы из Латвии и большинство из них евреи. Тогда он схватил рупор и что было мочи заорал: “Евреи, говорите по трое!”.
* * *
Рассказ о том, что если вы спросите программиста из Риги, что такое политическая прозорливость, он тут же приведёт пример из своего далёкого детства, когда он жил со своими родителями в общей квартире. Был у них сосед – старый еврей, парикмахер, горький пьяница, который однажды в какой-то забегаловке так напился, что сорвал со стены портрет Никиты Хрущёва, растоптал его и описал. После этого он был доставлен в милицию и жестоко избит в КПЗ. Однако утром он был разбужен лёгким поглаживанием ладони начальника участка, который шептал: “Мы сейчас отвезём вас домой, и простите нас, если сможете. Только скажите, откуда у вас были сведения, что этой ночью его снимут со всех постов?”
* * *
Рассказ о том, что израильское правительство должно было бы присвоить звание “Праведника Мира” знаменитому советскому кулинару, историку, этнографу Вильяму Васильевичу Похлёбкину. Его по праву можно считать инициатором массовой репатриации советских евреев в Израиль. Его книга “Национальные кухни наших народов” (изд-во “Пищевая промышленность” 1981), выпущенная тиражом 600 тыс.экземпляров, любому еврею могла показаться сигналом надвигающейся беды - автор включил еврейскую кухню в главу “Кухни народов Заполярья и Крайнего Севера”.
* * *
Рассказ о том, как на рынке в Петах-Тикве религиозная покупательница, с сомнением рассматривая пачку печенья, спрашивает арабского продавца: “Кошерное?” и после положительного кивка продолжает расследование: “А кто дал подтверждение кошерности?”, на что получает немедленный ответ: “Как кто? Главный раввин Джальджулии!”.
* * *
Рассказ о новой репатриантке – музыкальном работнике в детском саду, которая успешно провела свой первый открытый урок. Он доставил удовольствие и детям, и родителям, и местной инспекторше, которая после урока сказала героине рассказа: “Всё было замечательно, но в следующий раз скажите, что композитора зовут Бах, а то израильским детям трудно выговорить Римский-Корсаков”.
* * *
Рассказ об одном коллекционере, который собирал в Израиле оригинальные объявления, и одним из шедевров его коллекции было объявление из рекламного бюллетеня на русском языке: “Прерывание беременности на любом сроке, плюс подарок”.
* * *
Рассказ о том, что население Израиля по его отношению к новым репатриантам делится на две равные части, одна из которых говорит: “Я ел дерьмо, пусть и они его поедят”, а вторая: “Я ел дерьмо и не хочу, чтобы они его ели”. И не нужно быть великим математиком, чтобы вывести из вышесказанного аксиому: “Дерьмо здесь ели все”.
* * *
Рассказ о том, как опасно думать, что окружающие не понимают твой родной язык. Примером тому служит случай на шоссе Тель-Авив–Хайфа, когда один водитель взял попутчицей смуглую темноглазую кудрявую солдатку, голосовавшую на дороге. У жены водителя, сидевшей рядом с ним, был довольно сварливый характер, и она всю дорогу его пилила и требовала, чтобы он выкинул солдатку на ближайшем перекрёстке. Делала она это по-литовски в полной уверенности, что девушка с явно сефардскими корнями её не понимает. Можете представить себе её шок, когда девушка вдруг сказала: “Не нужно меня выкидывать, я могу и сама выйти”, и сказала она это на чистейшем литовском языке.
* * *
Ещё один рассказ о том, как опасно думать, что окружающие не понимают твой родной язык. Примером тому служит случай на кипрском пляже, когда два российских парня делились между собой самыми пикантными подробностями последней ночи, думая, что сидящие напротив и говорящие между собой на иврите мама с дочкой их не понимают. Но когда степень пикантности зашкалила, ивритоговорящая мама достала из сумочки книгу на русском языке и демонстративно раскрыла её обложкой в сторону парней, что заставило их густо покраснеть и быстренько ретироваться.
Автор - В. Лозинский

1 комментарий: